kroharat: (пряности)
2016-11-02 06:29 pm

Открыточки!!!!

Дорогие френды!!! А вот кому открыточек к Новому Году?!
Давайте дружно посылать друг другу к празднику кусочки картонного Щастья!!! Как раз еще есть время собрать адреса, закупить марочек и сочинить смешнючих поздравлялок!! :))
Кто хочет поучаствовать в открыточно-праздничном обмене, пишите адреса в комментариях, я их скрою. Заодно отмечайтесь, если мой адрес хотите, я вам его с превеликой радость сообщЧу! :)))
Для привлечения внимания - картинка хомяка с рабочими ушками ;)
kroharat: (равновесие)
2016-10-29 07:56 pm

***

Just had to call a patient at work. Reason for initial call to our service - 'concerned about the nature of reality'. Aren't we all?! :)))
kroharat: (пятки)
2016-10-23 07:05 pm

А давайте общаццо?!?!

А то мне сегодня вторую ночь подряд работать, после полуночи наступит тоска зелёная и всё будет совсем грустно... А тут я открою жуж - а тут все вы, и много здоровских комментариев про всякое-разное-интересное-смешное и вообще... Давайте, а?
kroharat: (свободууу!!!)
2016-10-21 11:41 pm
Entry tags:

***

Фейсбука определила мой психологический возраст в 54 года. А неплохо я сохранилась, правда?! :))))
kroharat: (хомкин)
2016-10-21 05:18 pm
Entry tags:

***

А вот все эти люди, которых мне фейсбук в друзья поедлагает - они кто? И откуда он их берет?
kroharat: (свободууу!!!)
2016-09-28 05:49 pm

***

Никогда не подозревала, как воняют полароидные фотографии, если их ножничками покоцать... Гадость какая!
Это я из Риги притащила кучу всяких старых фоток и бумажек, стала в своем дневнике коллажик делать на память. Ну и была там одна фотка полароидная, старая-престарая, про меня и дельфина. Не очень удачная, так что я решила ее немножко покромсать, чтобы в коллаж вписать. Хряпнула ее ножнями, а она кааааааак завоняет! Пришлось выбросить. Так что единственное фото меня с дельфином кануло в лету... Вот вымру - и не докажешь никому, что было... Это грустно. А коллаж все равно неплохой получился, хоть и без дельфина.
kroharat: (свободууу!!!)
2016-09-22 01:26 am
Entry tags:

Дьявольское...

Ураааа, на Амазоне Прайм второй сезон Люцифера начали стримить!!!! Пошоль смотреть!!!
kroharat: (хомкин)
2016-09-05 12:39 pm

Про Хомку и феечку



Как-то дождливым осенним утром Хомка выполз на кухню в половине шестого, когда на улице было еще совсем темно. С какой стати Хомке вздумалось проснуться в такую рань, он и сам не знал. Провозившись с полчаса в постели, покрутившись с боку на бок и пообнимавшись с подушкой под негромкий шелест дождя за окном, Хомка смирился с неизбежным – заснуть, похоже, не получится. А раз не получается спать, нужно делать что? Правильно, завтракать!
Вот так Хомка оказался на кухне в сумерках хмурого осеннего утра. Оглядевшись, Хомка заметил на столе блюдо, на котором сиротливо притулилась парочка вчерашних вечерних плюшек. «Они, небось, зачерствели уже...», - тоскливо подумал Хомка. Но, поскольку свежих плюшек в такую рань не предвиделось, Хомка решительно направился в сторону кухонного буфета. «Намажу их земляничным вареньем, сверху положу немножечко взбитых сливок – и будет совсем неплохо», - бормотал себе под нос Хомка, карабкаясь на табуретку. Он знал, что земляничное варенье Старый Петри хранил на самой верхней полке. Шустро распахнув дверцу буфета, Хомка протянул лапку, чтобы достать банку с вареньем – и чуть не рухнул с табуретки от изумления!! В шкафу, на верхней полке, между банок с джемом и конфитюром, сидел какой-то неопрятный толстяк в клетчатых штанах – и большой деревянной ложкой ДОЕДАЛ Хомкино земляничное варенье!!
- Эй! Ты кто такой?!?! И что ты делаешь в нашем шкафу?! – громко завопил Хомка, возмущенно распушив фост.
Толстяк глянул на Хомку исподлобья, фыркнул и зачерпнул еще одну ложку варенья.
- Чего орешь? Феечка я, не видно что ли?
- Чегоооооо?!?!?! – Хомка второй раз за утро чуть не сверзился с табуретки. – Ты – феечка?! Какая же ты феечка, когда у тебя штаны в клеточку и пузо?
- Какая-какая?! – передразнил Хомку субъект в клетчатых штанах, снова зачерпывая варенье, которого уже почти не осталось. – Я – цветочная феечка! У меня вот и доказательство есть! Понятно тебе, шерстянушка? – И толстяк помахал у Хомки перед носом изрядно увядшей ромашкой.
Хомка, заскрипев зубами от возмущения, отмахнулся от ромашки.
- Ну, допустим, ты феечка. Даже, допустим, цветочная. Но в шкафу нашем ты что делашь?!?!
- А я тут это... пыльцу собираю!
Хомка аж задохнулся от возмущения.
- Какая, к лешему, пыльца в кухонном шкафу?!?! А ну, вылазь немедленно! И сейчас же прекрати жрать мое варенье!!
- А чем докажешь, что варенье твое? Я его первый нашел! И ваще, чего это ты тут раскомандовался?
Хомка так затопал лапами со злости, что аж табуретка заскрипела.
- Это мое варенье, потому что оно стоит в моем буфете, на моей кухне, в моем доме!!!! Я тут живу! И если ты немедленно не вылезешь из шкафа, я достану свою боевую мухобойку – и тогда кому-то сильно не поздоровится!
Клетчатый толстяк, опасливо покосившись на Хомку, отодвинулся подальше вглубь буфета, вне досягаемости хомяческих лапок.
- Ишь ты, грозный какой... Того и гляди, зашибет... Ну чего ты ягозишься, шерстянушка? По делу я к вам! Меня пани Вербена прислала к Старому Петри. Я прилетел – а тут никого. А я голодный. А в буфете варенье. Ну что тебе, ложечки варенья жалко? – и клетчатая личность, громко шмыгнув носом, неожиданно расплакалась.
Хомка опешил. Слез с табуретки, уселся за стол, почесал макушку. Потом приглашающе похлопал ладошкой по лавке рядом с собой.
- Иди сюда, феечка. Чего ты там одно варенье-то лопаешь? Иди сюда, я тебя плюшкой угощу, с плюшками варенье вкуснее...
В буфете послышалось шуршание и негромкое позвякивание передвигаемых банок. Феечка, бочком прошаркав к самому краю полки, недоверчиво глянул на Хомку. Шмыгнул еще раз, утер нос рукавом рубахи. А потом, напугав Хомку, шагнул с полки буфета прямо вниз! Хомка только и успел, что громко охнуть – потому что феечка, грузно переваливаясь с боку на бок, подлетел к столу, шумно шелестя прозрачными стрекозиными крыльями. Плюхнулся на лавку, недоверчиво покосился на Хомку.
- Правда, штоль, можно плюшку?
- Да бери, конечно. Ты извини, что они черствые – это со вчера остались, сегодня мы еще не пекли ничего...
- Фы фто, кафты дефь ефите флюфки? – прочавкал с набитым ртом феечка, широко распахнув глаза от изумления.
- Ну да. А что тут такого?
Феечка только тяжело вздохнул, и принялся с упоением поедать вторую черствую плюшку. Хомка поерзал на лавке, пошуршал лапами, попушил фост, а потом все-таки решился спросить:
- Слушай... Ты только не обижайся, но все-таки... Почему это ты феечка? Феи – они обычно такие... Ну, воздушные, хрупкие, порхучие, особенно цветочные... А ты такой...
- Толстый?!
- Ну, ты такой клетчатый, и такой... ну, приземистый, основательный, что ли...
Клетчатый феечка шмыгнул носом.
- Ваще-то, я гном. Ну, то есть я был гном, пока не поспорил на свою голову с лесным шаманом... Проспорил ему ведро мухоморов, а принести не смог – не уродились в том году мухоморы в наших лесах... Вот он меня в отместку и превратил... В ЭТО! С крылушками!!
Гном-феечка снова зашмыгал носом. Хомка, вздохнув, погладил его по макушке и протянул носовой платок.
- А отменить колдовство никак нельзя? Ты вот от пани Вербены прилетел – ты у нее спрашивал? Она знатная ведьма, всем помогает...
- Да спрашивал я! Везде спрашивал... Все говорят – это колдовство такое вредное, шаманское. Его просто так не отменишь. Пока условие, шаманом поставленное, не исполнится, никак его не отменить!
- А какое условие-то? Ведро мухоморов, штоль? Так это мы быстро соберем, в нашем лесу мухоморов полно! Попросим белок помочь, Барсука да Котенка – вмиг тебе насобираем!
Феечка уставился на Хомку большими растерянными глазами.
- Ты что, не просто так спрашиваешь? Ты помочь мне хочешь?! – и гном-феечка снова залился слезами.
Хомка только лапками всплеснул.
- Да что ж ты так ревешь, что за горе-то такое?!
- Я домооооой хочу, к бааааабушке! Я ее не слушал, с шаманом спорил, а теперь воооот что... И мухоморами не помоооожешь.... – сквозь всхлипы и плачь с трудом разобрал Хомка.
И тут он понял – феечка был совсем маленький гном. Практически гноменок, лет ста всего от роду. Ему стало совсем жалко малыша.
- Слышь, так какое там условие-то? Как тебя расколдовать?
- Надо, чтобы меня поцеловал этот... на лошади. Ну, у него еще такая штука на голове, блестящая... В замке на горе живет...
Хомка почесал макушку.
- Принц, что ли?!
- Ага!
- Мдаа... – Хомка изо всех сил старался сдержаться, но все-таки рассмеялся. Феечка надулся.
- Вот все так же хихикают... А я же не виноват, что шаман такое дурацкое условие придумал!
- Прости! Конечно, ты не виноват... – Хомка посерьезнел и принялся деловито пушить фост. – Слушай, а принц обязательно должен быть из замка на горе? В короне и на лошади?
- Не знаю... Про замок и лошадь это мне бабушка сказала. Иди, говорит, ищи принца, а то куда тебе в штольню с такими крыльями, нас все порядочные гномы засмеют... Очень она у меня строгая, бабушка... – феечка снова принялся шмыгать носом.
- Ладно, ты погоди, не хнычь. Я знаю, как тебя расколдовать! Я тебя поцелую!
Феечка вытаращил глаза и опасливо отодвинулся от Хомки на самый край лавки.
-Ты?! За-за-зачем это еще?!
- Ну потому что я тоже принц! Я принц-хомяк, великий повелитель плюшек, властитель трактира и гроза сусликов, почетный владетель боевой мухобойки... ну и все в таком духе!! – Хомка важно встал в центре кухни руки-в-боки и величественно распушил фост. Феечка проникся.
- Правда что ли?
- Ага!
- И ты меня поцелуешь и расколдуешь?!
- Ага!
- А больно не будет?
Хомка отрицательно покачал головой, подошел к феечке и чмокнул его в макушку.
- Своей великой и грозной хомяческой силой повелеваю – расколдуйся!!
- Ай! – со звоном и шелестом со спины гноменка упали стрекозиные крылья. Вялая ромашка, взлетев в воздух, легонько стукнула гнома по носу и ворчливым голосом старого шамана проскрипела:
- Так и быть, на сей раз прощаю! Давай бегом к бабушке, она заждалась уже! И больше чтоб не спорил со старшими!!
Радостно взвизгнув, гноменок припустил к дому, даже не попрощавшись. Хомка добродушно хмыкнул, поднял с пола прозрачные крылушки и почесал в затылке.
- Пожалуй, из них получится отличная ветряная мельничка...
- Пожалуй, ты прав, - Старый Петри, шагнув из сеней, сложил в корзину у печки тонкие сосновые полешки. – А теперь, наверное, самое время напечь свежих плюшек, не так ли, Ваше Высочество?
И усмехнувшись в усы, он принялся топить печку.
kroharat: (улитка)
2016-08-02 04:11 am

Dixit

Трек №3 - ко Дню Музыкальных Сказок в Заповеднике.

Представьте себе ясную августовскую ночь. Впрочем, не надо, не представляйте. Почувствуйте её – прохладу ночного ветра на щеке, йодистый запах моря, шелест волн где-то вдалеке, стрекот цикад, льдинки звезд в вышине, шершавый уют битума, отдающего накопленное за день тепло...

Мы со Стасом, как всегда, сидим на крыше. Он, свесив ноги в пустоту, дразнит сову, сидящую на дубе напротив. Я крашу ногти на ногах в противный перламутрово-розовый цвет. Только не спрашивайте, как мне удается делать это в темноте – сама не знаю. И про цвет тоже не спрашивайте – ну так сегодня получилось... Между мной и Стасом на теплом битуме лежит поле для игры в Dixit. Карточки рассыпаны вокруг, на игровом поле – три кролика. Я сегодня играю желтым, Стас – голубым, а кто играет зеленым, мы пока не выяснили. Но играет он, зараза, чертовски хорошо...
- Твой ход, Стас...
Лениво погрозив сове пальцем, и с довольной улыбкой выслушав возмущенное уханье в ответ, Стас задумчиво чешет в затылке.
- Ну, допустим, так... Это история о рыбе, которая не умела плавать. Она с детства была сиротой, учиться ей было не у кого, так что несчастная рыбешка, насмотревшись на луну, повадилась по ночам важно летать от одной тучи к другой. И все бы ничего, но ромашкам на лугу совершенно не нравилось, когда вместе с утренним дождем на них падали рыбьи чешуйки...
С громким шелестом «рыбная» карточка, на которой ромашки покрыты рыбьей чешуей, взлетает к небу. Зеленый кролик, сделав в воздухе кульбит, двигается на две клетки вперед. Я возмущенно смотрю на Стаса – ну как можно столь легкомысленно подставляться?! Стас довольно лыбится – ему  нравится меня дразнить. Закатываю глаза и возмущенно фыркаю. Разглядываю в полной темноте карточки, доставшиеся мне сегодня. Делаю выбор.
- Это история о смерти. Ну что ты смотришь на меня такими глазами, Стас? Не всем попадаются карточки с дурацкими летающими рыбами... Итак, это история о смерти. Ей, разумеется, предшествовала какая-то жизнь, но в нашей истории это второстепенный персонаж, не имеющий особого значения. А Смерть – это персонаж главный. Но ей это совершенно не нравится, и она решает на все забить. Немного повозившись и поэкспериментировав с магическими формулами, она превращается... ну, скажем, в крысу превращается... И поселяется у одного толкователя снов. Он кормит ее колбасными шкурками и хлебными крошками, чешет ее за ухом и носит в капюшоне. А она в благодарность делает его бессмертным...
Выразительно смотрю на Стаса. Мы, конечно, играем каждый за себя, но у меня уже заканчиваются слова, а терять очки на неразгаданной карте ужасно не хочется.
- Ну ты загнула, мать...
Стас, прищурившись, разглядывает карточки. Зеленый кролик на поле судорожно дергается, а потом подозрительно замирает. Желтый кролик чешет задней лапой ухо. Голубой кролик сердито барабанит – он позади всех и жаждет реванша!
- Став бессмертным, толкователь снов бросает родной город и отправляется...
- Нашел! – Стас торжествующе потрясает вовремя обнаруженной карточкой. Голубой кролик, совершив головокружительный прыжок, приземляется на клетку, где еще минуту назад сидел кролик зеленый.
- Слушай, а где зеленый-то? Его же ход...
С неба, еще минуту назад бывшего совершенно безоблачным, начинает накрапывать дождь.
- Наверное, он обиделся...
Стас тяжело вздыхает.
- Трудно мне с вами... Как теперь играть-то?
Налетевший вдруг ниоткуда порывистый ветер пытается собрать в кучу игровые карточки. Желтый кролик, тревожно дернув левым ухом, быстро прячется в карман моей кофты, возится там немного, а потом затихает. Затем раздается душераздирающий хруст.
- Ну вот, последнюю карамельку сожрал, наглость вислоухая! Чем я теперь питаться буду?!
Стас хохочет. Ему хорошо – ангелам небесным питаться не надобно, на солнышко посмотрел, ветерком обернулся и ладно. А мне как теперь? Сердито пихаю Стаса в бок, молча собираю карточки и игровое поле в коробку. Туда же сую пузырек ненавистного лака. Стас, отлипнув наконец от края крыши, уютно устраивает свою лохматую башку на моих коленях, и успокоенно затихает. Дождь набирает силу, но на нашей крыше по-прежнему сухо и тепло. Говорю же, хорошо быть ангелом небесным...
- Интересно все же – почему он обиделся? Вроде ничего такого не сказала...
- Да не обиделся он. Просто не ожидал, что ты его так быстро разгадаешь... Трусишка, в общем. Хотя кого теперь приглашать в игру третьим, ума не приложу...
- Погоди, Стас... Ты меня совсем запутал!
- Ойхь, горе ты мое луковое... Интуиции океан, а логики на три копейки. Ну, ты же его столько раз встречала уже, потому и разгадала так быстро... Ну догадайся!
- Да ладно! Еще скажи, что мы тут со Смертью в Dixit играли... Стас?!
- Ну что «Стас»? Я уже три с половиной тысячи лет Стас, и что с того? С зеленым кроликом мы играли, ты его напугала своими жткими историями, он сбежал, потом дождь начался... Пошли, отведу тебя домой, а то промокнешь вся... Тебе еще вон три ногтя докрасить надо! Проспорила, небось, опять? Сколько раз тебе говорил – не спорь, а то козленочком станешь! Сначала ногти в розовый цвет, потом рожки на макушке, потом копытца отрастут...
- Да погоди ты...
Но сквозь мгновенно сгустившуюся тьму уже проступают очертания знакомой мансарды, в окно с любопытством заглядывает рогатый месяц, на подоконнике замирает, упав, маленькое белое перышко.
Сердито смахиваю перышко на пол, насупившись, забираюсь с ногами на подоконник. Обнимаю коленки, прижимаюсь щекой к холодному стеклу. Вот всегда он так...
Из ниоткуда раздается тихий смешок.

- Не дуйся. Он завтра обещал еще раз придти. Говорит, ты ему всегда нравилась. Он наглых и настырных любит.
- Стас!!
- Ну а я тут причем? Это он так сказал, а я только передаю...
Спрыгнув с подоконника, запускаю подушкой в дрожащее посреди комнаты мерцание серебристого силуэта. Забираюсь на кровать и сердито закапываюсь в подушки.
- Ну вот... Тяжела доля вестников небесных! Никакого уважения к эфирной субстанции!
Довольно улыбаюсь в темноте. Чувствую, как плечи окутывает мягкое тепло. Закрываю глаза, успокоенно вздыхаю.
- Спи уже давай! Спокойной ночи, ребенок! Завтра доиграем...
kroharat: (мыш повесился)
2016-07-20 07:04 pm
Entry tags:

***

Ой, у нас на улице газовая труба горит, страааашно... Две пожарные машины, улицу перекрыли - а через дорогу ваще газовое хранилище... Боюс-боюс!

Пы.Сы. Оказалось, что это не газ, а липистрический кабель - хотя горел и фыркал он страшно! Ффсе уже потухло, но тока теперь у нас липистричества нету... А в холодильнике дофига морожка!!! Нужно его срочно спасать!!! :)))
kroharat: (happy)
2016-07-13 09:03 am

***




Хомяк с острой адреналиновой зависимостью!!! По-моему, это лучший шарж на меня, любимую, за последнюю сотню лет :)))))
kroharat: (мир уже умер)
2016-06-30 12:34 am

***

"Нет в мире ничего ужасней безмятежности заживо сожранной жертвы, самонадеянно вообразившей себя царём природы и без пяти минут центром мира. Душераздирающее зрелище, никогда с этим не смирюсь..."
М. Фрай

Очень в тему сегодня.
kroharat: (маленькое чудо)
2016-06-22 11:04 pm

***



На улице гроза и дождь. В наушниках мультик про Кики. В руках учебник по социологии. А в открытое окно залетают мокрые, холодные капли, и почему-то пахнет морем...
Happy Birthday to me :)
kroharat: (other reality)
2016-06-22 02:48 pm

Все поезда всегда едут к морю



От дома к станции Яся всегда ходила по бульвару – и обязательно по левой стороне. Почему? Ну, во-первых, правая сторона бульвара была обсажена платанами, а левая – липами. Яся обожает липы, а с платанами у нее сложные отношения. Во-вторых, на левой стороне даже в самые жаркие летние часы всегда сохранялась уютная, прохладная тень, в то время как на правой стороне разноцветные плитки мостовой раскалялись настолько, что на них, наверное, можно было яичницу пожарить. Ну и кроме того, по левой стороне располагался любимый ясин магазинчик, «Мелочи от дядюшки Со». Самого дядюшку Со Яся никогда не встречала – все три раза, когда Яся осмелилась переступить порог лавки, а не просто поглазеть на красочную витрину, ее встречала ласковой улыбкой пожилая дородная матрона, мадам Латуш. В первый раз она угостила Ясю шоколадной конфетой в ярком шуршащем фантике, во второй продала ей замечательную костяную пуговицу за половину цены от той, что была написана на бирке – у Яси как раз хватило медяков. Третий раз Яся вспоминать не любила – следом за ней в магазинчик протиснулась какая-то важная дама со страусовым пером на шляпе и надменным выражением лица, и Ясе пришлось юркой мышкой прошмыгнуть к выходу, даже не успев обменяться парой слов с мадам Латуш.

И вот сегодня Яся снова шагает к станции по левой стороне бульвара. На спине у нее джинсовый рюкзачок, в руках – кружевной зонтик, на ногах – новые ботинки из небесно-голубой кожи ящерицы Кво. Ласковый июньский ветерок нежно теребит ее рыжие кудряшки. Он считает, что Яся восхитительно прекрасна в своих рваных джинсах и коротенькой маечке с маяком и чайкой на плече. Яся, впрочем, тоже так считает – ее курносый нос вздернут к безоблачному лазурному небу, а в уголках губ прячется легкая улыбка. Не очень похоже на Ясю – но сегодня ей можно. Сегодня у Яси праздник. Сегодня Яся стукнуло ровно 117 лет. Неровной подпрыгивающей походкой Яся проходит мимо кафе «Бель». Пожилой бородатый бариста провожает ее насмешливой улыбкой – уж он-то знает Ясю не первый день, сколько чашек латте он для нее приготовил, сколько кружевных узоров нарисовал на густой молочной пенке – не сосчитать. Мадам Латуш радостно машет Ясе, стоя в дверях лавки. Яся машет в ответ, скользит взглядом по красочной витрине – и где только дядюшка Со берет все эти восхитительно пестрые, звенящие и шуршащие штуки? – но не замедляет шага. Сегодня она намерена прибыть на станцию вовремя и обязательно успеть на поезд до столицы. Ну должно же хоть раз получиться!!
Вдруг, прямо у Яси перед носом, открывается синяя дверь и из нее шагает на плитки бульвара солидный господин в сюртуке и с тростью. Нет, вы понимаете?!?! Шагает на бульвар прямо из синей двери!!!
Впрочем, вы, конечно же, ничего не понимаете. Я сейчас объясню. Дело в том, что синяя дверь по соседству с лавкой дядюшки Со не открывается. Никогда. Нет-нет, этой действительно дверь – солидная, уважающая себя дверь из добротных дубовых досок, с медными коваными петлями, массивной дверной ручкой и молоточком в виде головы дракона. Ярко-синий цвет ее не тускнеет от дождей и яркого солнца, краска никогда не шелушится, царапины и надписи к ней не пристают. Словом, очень уважающая себя дверь. Но она не открывается НИ-КО-ГДА. Об этом знают абсолютно все на бульваре и в близлежащих кварталах, и даже по ту сторону реки слыхали о синей двери – когда безоблачными летними вечерами иссякали все другие поводы для разговоров, бывало, какой-нибудь усатый завсегдатай маленького полуподвального трактирчика принимался громко рассуждать о том, что же скрывается за «той самой синей дверью». На него обычно незлобно шикали, и разговор плавно перетекал на другие темы…
Ну вот, пока я вам тут объясняю про синюю дверь, солидный господин с тростью уже успел перейти бульвар, и теперь шагает к станции по солнечной его стороне. И не жарко же ему… Яся, сперва оторопевшая от неожиданности, шагает по левой стороне бульвара, стараясь не упустить типа с тростью из виду. Впрочем, это нетрудно – солнечная сторона бульвара пустынна, платаны редки и неназойливы, а синий сюртук отлично виден на фоте серых каменных стен и рыжих кирпичных кладок. Именно таким манером – Яся по левой стороне улицы, солидный господин в сюртуке по правой – они прибывают на станцию. И – вот же чудо!! – поезд на столицу все еще стоит у перрона, важно пыхтя паровозной трубой. Яся на минуту даже застыла от изумления. Еще ни разу ей не удавалось успеть на поезд до столицы, а уж она пыталась не раз и не два. Некоторые жители городка вообще говорили, что поезд до столицы на их станции не останавливается – но вот же он, стоит, пыхтит трубой, блестит медью, важничает. Надо же…
Яся уже поставила ногу на ступеньку, чтобы подняться в вагон, как вдруг заметила, что господин в синем сюртуке садится совсем в другой поезд. Как же так?!?! Ясе даже в голову не пришло, что, застав на станции поезд до столицы, можно хотеть уехать куда-то еще. Она нерешительно шагнула обратно на перрон, завертела головой, пытаясь решить, что же делать.
‒ Вы едете, барышня? Пожалуйте в вагон, поезд скоро отправляется!
Пожилой кондуктор в форменной фуражке и с пышными рыжими усами доброжелательно смотрел на Ясю с верхней площадки вагона. «Чем-то он похож на кота…» ‒ невпопад подумалось Ясе, а вслух она спросила:
‒ Скажите, а поезд вон на той платформе – куда он едет?
‒ А, это поезд к самому синему морю. Он на нашей станции бывает очень редко, безо всякого расписания, на него и билеты никто обычно не берет. Так что, барышня, вы едете?
Яся как-то нерешительно кивнула, и медленно поднялась по ступенькам к кондуктору. Выудила из кармана билет, ветхий и выцветший от времени. Кондуктор, важно кивнув, прокомпостировал билет и чуть посторонился, пропуская девушку в вагон. Яся шагнула внутрь и замерла в дверях, давая глазам время привыкнуть к полумраку. В голове у нее вертелась совершенно неудобная, угловатая какая-то мысль: «А что если я села не на тот поезд?!»
‒ Ну разумеется, ты села не на тот поезд! Зачем тебе в столицу, глупая?
Яся аж подпрыгнула от возмущения. Ну что за манера, так бесцеремонно читать чужие мысли?! С ближайшего сидения Ясю в упор разглядывала та самая важная дама со страусовым пером и надменным лицом. Удостоверившись, что Яся обратила на нее внимание, дама хмыкнула и невежливо ткнула в девушку пальцем:
‒ Ты посмотри на себя! Штаны дырявые, майка даже пуп не прикрывает, кольцо в носу, на голове воронье гнездо! Да тебя в столице даже из поезда не выпустят. Замарашка!
Почти выкрикнув последнее слово, дама сердито поджала губы и отвернулась.
«Вот это да!» ‒ оторопело подумала Яся. Она даже возмутиться не сумела, настолько дикой показалась ей выходка страусиной дамы. Как будто люди ездят в столицу, чтобы нарядами похвастаться! Кому какое дело, как ты одет, если ты едешь в столицу! Туда, где самый главный в мире университет и самая большая библиотека!
‒ Дурашшшшшка… Все равно не тот поезд!
«Ну это уж слишком!» - подумала Яся, и решительно уселась на свободное место у окна, демонстративно не обращая внимание на колышущуюся за плечом расплывчатую тень. «Вот такого я от тебя, папочка, не ожидала!»
‒ Не ты ли мне всегда говорил, что нет ничего прекраснее стремления к знаниям, что путь познаний тернист и долог, и что нет места лучше, чтобы начать этот путь, чем университет в столице!!
‒ Девочка, с кем ты разговариваешь? ‒ напротив Яси, даже не спросив разрешения, уселся господин в синем сюртуке с тростью, и насмешливо прищурился.
‒ Я разговариваю с папой! А вы, между прочим, сели в другой поезд, я точно видела! И вообще, все эти ваши тайны про синюю дверь только голову морочат!
Яся начинала не на шутку злиться, и небо за окном поезда послушно затянулось свинцовыми тучами.
‒ Ну-ну, девочка моя, не стоит сердиться… Я-то сел на правильный поезд – к самому синему морю. А вот ты почему-то оказалась в другом… Пришлось исправить.
И тут Яся заметила, что поезд на столицу медленно трогается с противоположной платформы, и усатый рыжий кондуктор кот ехидно улыбается ей с крыши третьего вагона.
‒ Так! Или вы мне немедленно объясните, что здесь происходит, или… ‒ на улице раскатисто загрохотало, и первые дождевые капли нерешительно постучались в вагонное стекло. Глянув на них, Яся шмыгнула носом и неожиданно расплакалась.
‒ Ну вот, ну вот… ну что ты, не нужно плакать… ‒ Ясе в руку ткнулся носом теплый дымчатый котенок, на затылок опустилась мягкая старческая ладонь. ‒ Какие твои годы, лапушка, все еще впереди. Поезда да самолеты, леса да травы, дороги да тропинку – все доведут, все помогут… Ты только не плачь…
‒ Бабушка, знаешь, как мне тебя не хватает…
Яся глубоко дышит, успокаивая слезы. За окном сумерки, смутные тени проносятся мимо под мерный перестук колес. Дремлет на коленях у девушки теплый дымчатый котенок. Седой господин в сюртуке неторопливо раскуривает трубку.
‒ Так значит, мы едем к самому синему морю?
‒ Именно так, дитя мое, именно так.
‒ А зачем?
‒ Не знаю, дитя мое. Тебе виднее…
Согласно кивнув, Яся прижимается лбом к прохладному стеклу и закрывает глаза. В конце концов, она столько лет пыталась открыть синюю дверь и успеть на поезд к синему морю…
kroharat: (курить)
2016-04-24 06:34 pm

Зомбирашка

Кто знает, почему в Маклональдсе детям в виде игрушек дают ужасонаводящих чебурашек-зомби?
kroharat: (плюшевый ведмедь)
2016-04-19 10:10 am

***

Это приятное чувство злорадства, когда сидишь в полупустом вагоне поезда в Лондон, а отделение первого класса в передней части вагона забито почти под завязку - но упрямые буржуи в простую часть вагона все равно не садятся :))
kroharat: (книги)
2016-03-05 12:59 pm

Ух ты, шестой!

Оригинал взят у [livejournal.com profile] rualev в Ух ты, шестой!
Друзья!

По сложившейся за последние годы традиции, весной Заповедник Сказок анонсирует новую книгу. И это время настало!
Как недавно сказал в фейсбуке один человек:
«Уже мнусь с ноги на ногу в нетерпении подержать шестой том, как кот при виде, что хозяйка режет мясо...»
Мы знаем, что такое же нетерпение испытывают многие постоянные читатели Заповедника. Поэтому команда шестого тома без долгих предисловий сообщает:

Начинается подписка на новый сборник — Заповедник Сказок 2016!



Памятка подписчику... )

kroharat: (жрушка)
2016-01-09 10:09 pm
Entry tags:

Про блины...

Напекла детям блинов - сильно обожгла палец. Дети счастливы, а я страдю... Ых.